Красный факел отзыв о спектакле поминальная молитва

Поминальная молитва отзывы о спектакле красный факел

Красный факел отзыв о спектакле поминальная молитва

Постараемся детально ответить на вопрос: поминальная молитва отзывы о спектакле красный факел на сайте: молитва-богу.рф – для наших многоуважаемых читателей.

Искренняя игра актеров, музыка, сюжет.

. В небольшой украинской деревеньке живут бок о бок русские и евреи. Живут дружно, принимая как данность те отличия, которые есть между ними, между иудейской верой и христианской. У молочника Тевье жена и пять дочерей, которым надо бы справить хоть какое приданое и выдать их замуж.

И начинает стремительно разворачиваться калейдоскоп картин, и с лиц зрителей не сходят улыбки. Диалоги героев наполнены неподражаемыми еврейскими шуточками – легкими, меткими, звонкими.

Они не пытаются нас насмешить – они так разговаривают! Между тем, сюжет нельзя назвать комическим – тут и бедный влюбленный портной, и неудачное сватовство, и взбалмошный родственник, искрящийся бредовыми идеями, и студентик-революционер, и выселение евреев из их родной деревни, и смерть близких.

Но уж такой народ евреи – готовы смириться перед неизбежным и посмеяться. И даже там, где наши глаза наполнялись слезами, артисты не давали этим слезам пролиться, опять были шутки.

Спектакль о великодушии. О выборе – любовь или вера отцов? Об умении жить рядом с непохожими на тебя, понимать их и помогать.

Актеры играли блестяще! Каждый на своем месте, каждый хорош. Замечательное музыкальное сопровождение, очень яркие танцевальные номера. Продолжительность спектакля – три с половиной часа.

Общее впечатление: Смеяться и глотать слёзы. Замечательный спектакль!

А Вы знали, что это «театр сильных ощущений»?

«Все может быть низкопробным или высокохудожественным»

– Семён Александрович, с новосибирским театром «Красный факел» вы сотрудничаете уже несколько лет. Чем так зацепил наш город?

– Зацепил не Новосибирск, зацепил Кулябин, «Красный факел», драматургия, спектакль, труппа.

– И, видимо, настолько, что в КаФе «Красного факела» даже появилась программа «Ретро с Фурманом»…

– Это была идея Константина Телегина. Он устраивает там вечера, и мне предложил.

– Такие программы с вашим участием есть только здесь?

– Да, только в Новосибирске.

Музыкальная программа “Ретро с Фурманом”. Фрол Подлесный.

– А что он чем-то выдающийся в плане архитектуры? Или культуры? Не знаю… Вот театр – да, здесь я нашел интересную работу.

– Неужели даже не прогулялись по Новосибирску?

– Гулял, видел ваш оперный. Слышал, что у вас в зоопарке есть лигр: наполовину лев, наполовину тигр. Вопреки природе смешали два вида, смотреть на издевательство над природой не хочется.

– Планируете и дальше работать с «Красным факелом»?

– Я могу планировать только свой день – решать, что сделаю сначала: позавтракаю или помоюсь. Больше от меня ничего не зависит. Все, что я могу – брать трубку, когда звонит телефон. Потому что можно не ответить и пропустить работу. Другому позвонят.

А от меня что зависит: будет ли спектакль в следующем сезоне? Это решает директор театра, не я. Сам я себя никуда пригласить не могу.

– Есть роли, которые хотелось бы сыграть?

– Может у кого-то такое бывает, у меня – нет. Как можно хотеть конкретную роль, если она зависит от спектакля? Хочется сыграть в хорошем спектакле, а какую именно роль – значения не имеет.

– А для какой публики – важно? Есть мнение, что самый продвинутый зритель – в Москве и Санкт-Петербурге. Все остальное – провинция, которая ничего не понимает в искусстве… География имеет значение?

– Образование имеет значение, воспитание. И в этом плане между городами, наверное, есть отличия. Но публика не должна никак влиять на работу актера. На сцене важно делать то, что считаешь нужным, без всякой оглядки на зрителей.

В Новосибирске хорошая публика, замечательная. Не думаю, что в Москве или Петербурге лучше. К тому же, там на спектакли приходят в основном приезжие, поэтому, возможно, что в московских театрах не так уж много москвичей.

– Где еще мы вас можем увидеть?

– Мне очень нравится ответ Раневской на этот вопрос: «В гробу»! В гробу можно увидеть, если он будет открытым.

– В Новосибирске можно. В Петербурге есть пара антреприз, но это ужасно! Я могу об этом упомянуть, но даже названия не скажу. Все же актеру нужен настоящий театр.

В антрепризе редко получается что-то значительное. Там все делается на потребу публике.

На антрепризу не ходят, чтобы смотреть серьезные спектакли, поэтому там ставят только комедии и играют только известные актеры. Иначе никто не пойдет.

– Все может быть низкопробным или высокохудожественным. Жанр не имеет значения. Может и комедия быть дешевкой, и трагедия – полным говном. Все зависит от людей, которые это делают. От режиссера, в первую очередь. И еще многих других составляющих.

«Я пессимист и думаю, что дальше все будет хуже и хуже»

– Во многих интервью вы говорите о том, что журналисты всегда задают одни и те же вопросы. Вот и я не была оригинальной – спросила и про город, и про роли… А вы сами бы у себя что спросили?

– Такого вопроса мне никто не задавал. Не знаю, что бы спросил. Но точно знаю, что не на каждый вопрос отвечу. Дело в том, что я ужасный трус и стараюсь не отвечать на вопросы, которые могут быть чреваты какими-то последствиями. А любая откровенность всегда наказуема. Если ты не идешь в ногу со всеми, если не говоришь то же, что и все – безнаказанным это не остается.

– Тогда задам еще один вопрос из разряда надоевших: чем любите заниматься в свободное время? Отдых – это для вас что?

– Не знаю я, что такое отдых, я мало работаю. А вообще, для отдыха надо куда-то уехать. Я море очень люблю. Люблю книжку почитать. Но для этого надо, чтобы ничего не отвлекало. А в голове все время крутятся мысли о том, что надо что-то сделать, что что-то произошло.

Я ужасно боюсь звонков – телефонных или в дверь, боюсь писем. Все время боюсь, что мне сообщат о чем-то плохом. Раньше в почтовый ящик приходили приятные письма, а сейчас только из налоговой инспекции. Ничего хорошего не жду.

Я пессимист и думаю, что дальше все будет хуже и хуже.

– Как-то уж очень пессимистично…

– Найдите другого, который будет говорить, что все замечательно. Таких полно. Но если все будут одинаковыми, совсем скучно будет. Хотя все к этому идет. Белые вороны долго не живут, их заклевывают вороны черного цвета.

– И все же – про книги. Правда, что у вас целая коллекция изданий для детей?

– Когда книги были дефицитом, я их покупал. Особенно нравились детские, 50-ых годов. Но это было давно. Последнее мое увлечение – открытки, тоже 50-х годов, на которых изображено то время: пионеры, быт. Года полтора активно собирал их, сейчас покупаю, если попадаются.

– В театр ходите в качестве зрителя?

– Пытаюсь, но не могу смотреть – засыпаю. Причем это не зависит от того, хороший спектакль или плохой. Просто засыпаю и все. Иногда хочется что-то посмотреть, но в зале тепло, темно, тихо, а если еще и удобные сидения – засыпаю сразу.

– А если неудобные и в зале шумно?

– Тогда заснуть труднее. Происходящее на сцене меня как-то мало волнует.

– Происходящее в жизни.

Сёмен Александрович Фурман, актер театра и кино.

• Родился 9 января 1951 года в Ленинграде.

• В 1973 году окончил режиссерско-балетмейстерский факультет отделение театральной режиссуры Ленинградского института культуры.

• Два года работал в Ашхабадском театре юного зрителя.

• В 1975 году вернулся в Ленинград, работал помощником режиссера на киностудии «Ленфильм».

• В 1978-1988 годах был актером Ленконцерта, писал эстрадные монологи.

• В 1980 году окончил Творческую мастерскую эстрадного искусства.

• С 1989- го года служил в санкт-петербургском Театре драмы и комедии на Литейном.

• С 1986 года снялся более чем в ста фильмах.

• Фестиваль «Актерские звезды России». Главный приз фестиваля (за роль Гарпагона в спектакле «Скупой). Воронеж, 1991 год.

• Театральный фестиваль «Французская пьеса на петербургской сцене». Приз за лучшую мужскую роль (роль Гарпагона в спектакле «Скупой»). Санкт-Петербург, 1995 год.

• VIII международный театральный фестиваль «Балтийский дом». Приз за лучшую мужскую роль (за роль Дэвиса в спектакле «Сторож»). Санкт-Петербург, 1998 год.

• Дипломант театральной премии «Золотой софит». Номинация: «Лучшая мужская роль». Санкт-Петербург, 1998 год.

• Дипломант театральной премии «Золотая маска». Номинация: «Лучшая мужская роль». Москва, 1998 год.

• Художественная премия «Петрополь». Лауреат премии («За артистизм и оригинальность творческого почерка в театре и литературе»). Санкт-Петербург, 2007 год.

• Приз международного кинофестиваля «Фестиваль фестивалей» («За талант и народное признание». Санкт-Петербург, 2012 год.

• Царскосельская художественная премия («За создание образа Тевье-молочника в спектакле «Поминальная молитва» театра «Красный факел»). Санкт-Петербург, 2014 год.

Ближайшие музыкальные программы и спектакли с участием Семёна Фурмана смотрите на сайте театра “Красный факел”.

Впервые мне так повезло — сидел в первом ряду. Все отлично видно и, главное, ноги вытянуть можно.

Спектакль хороший, традиционный, безотказно слезу вышибает. В нем шикарная живая музыка и зажигательные еврейские танцы, сам бы в пляс пошел, жаль, не умею.

Из актеров особенно отмечу Владимира Лемешонка в роли мясника Лейзер-Вольфа, урядника — Андрея Черных и раввина — Григория Шустера. Им верю сразу и безоговорочно. Павел Поляков (Менахем-Мендл) тоже старался.

Постановщики использовали музыку Джерри Бока из мюзикла «Скрипач на крыше», что, впрочем, совершенно неудивительно.

Теперь о недочетах.

1. Не знаю, устроен ли так горинский сценарий или это связано с трактовкой режиссера Александра Зыкова, но второе действие смотрится менее внятно, чем первое. А концовка вообще смазана.

2. Семен Фурман совсем не похож на Тевье. Я же когда-то читал Шолом-Алейхема и помню, что Тевье печальный и покорный судьбе человек. И нет у него никакой подковырки и не может он еврейские анекдоты рассказывать. К 1904 году ни «Шестидневной войны», ни «Войны судного дня» еще не случилось и еврей еще не может быть столь уверенным в себе.

3. Старшие дочери Тевье неразличимы, они даже одеты одинаково. Впрочем, все герои носят исключительно черно-серое. Оно понятно, еврейские мужчины в черные сюртуки одевались, но с еврейскими женщинами художник спектакля зря столь негуманно поступил. Все же не стоит путать евреев со староверами.

4. Голда (Галина Алехина) и плотник Степан (Игорь Белозеров) разочаровали. Городские люди, образованные, начитанные, а не могут достоверно деревенских изобразить. Как говорил герой одного фильма другому герою того же фильма: «Какой ты вор? У тебя же десять классов на лбу написано!»

Песня «Sunrise, Sunset» из киномюзикла «Скрипач на крыше».

Тот же самый фрагмент в расширенном виде.

Источник: https://xn----7sbebizuhsg3bs.xn--p1ai/pominalnaya_molitva_otzyvy_o_spektakle_krasnyj_fakel/

Поминальная молитва красный факел о чем

Красный факел отзыв о спектакле поминальная молитва

Советуем ознакомиться поминальная молитва красный факел о чем с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Поминальная молитва спектакль театр на литейном отзывы

Красный факел отзыв о спектакле поминальная молитва

Самое подробное описание: поминальная молитва спектакль театр на литейном отзывы – для наших читателей и подписчиков.

Искренняя игра актеров, музыка, сюжет.

. В небольшой украинской деревеньке живут бок о бок русские и евреи. Живут дружно, принимая как данность те отличия, которые есть между ними, между иудейской верой и христианской. У молочника Тевье жена и пять дочерей, которым надо бы справить хоть какое приданое и выдать их замуж.

И начинает стремительно разворачиваться калейдоскоп картин, и с лиц зрителей не сходят улыбки. Диалоги героев наполнены неподражаемыми еврейскими шуточками – легкими, меткими, звонкими.

Они не пытаются нас насмешить – они так разговаривают! Между тем, сюжет нельзя назвать комическим – тут и бедный влюбленный портной, и неудачное сватовство, и взбалмошный родственник, искрящийся бредовыми идеями, и студентик-революционер, и выселение евреев из их родной деревни, и смерть близких.

Но уж такой народ евреи – готовы смириться перед неизбежным и посмеяться. И даже там, где наши глаза наполнялись слезами, артисты не давали этим слезам пролиться, опять были шутки.

Спектакль о великодушии. О выборе – любовь или вера отцов? Об умении жить рядом с непохожими на тебя, понимать их и помогать.

Актеры играли блестяще! Каждый на своем месте, каждый хорош. Замечательное музыкальное сопровождение, очень яркие танцевальные номера. Продолжительность спектакля – три с половиной часа.

Общее впечатление: Смеяться и глотать слёзы. Замечательный спектакль!

А Вы знали, что это «театр сильных ощущений»?

Грустно — весело — грустно — весело

«Поминальная молитва». Г. Горин.

Театр на Литейном.

Режиссер Александр Кузин, художник Кирилл Пискунов.

Два действующих лица — раввин в широкополой шляпе, в черном в пол пальто, талесе/бороде/пейсах и батюшка в черной в пол рясе/кресте — на поклон выходят дуэтом. Смотрят в зал. Весело пожимают друг другу руки. Ничего дурного не вижу в этом братском рукопожатии.

Исключительно хорошее. И всецело его разделяю. Понимаю, как трудно, мучительно оно дается, если случается, в реальной жизни. Но коробит его шутовской фальшсценический эквивалент.

Для небольшого числа людей, с которыми говорю на общем языке, этой мелочи достаточно… Дальше просят не рассказывать.

Или, если взять чуть выше: Голде, покинувшей земной мир, из сценического мира уготовано выйти скорбно-торжественной поступью под грустные звуки все через ту же традиционную ярко освещенную открытую дверь, расположенную по центру сцены и ведущую в глубину. Кулис. Глубина или, напротив, режиссерская фантазия в решении данного эпизода не проглядываются. Виден штамп. Причем, замшелый.

А уж если сразу описать сцену погрома… Жаль, но от нее остается послевкусие пошлейшей театральщины: огромный мужик тупо стоит с огромной дубиной в руках, а вокруг бегает в истерическом раже, выкрикивая мерзким фальцетом едва различимые, но явно плохие слова, революционная девица крохотного роста в красном платье и коричневом пиджаке. Что венчает ор? Мужик берет ее под мышку и уносит с глаз долой. Фарс-сатира? Руки среднейшей.

Сцена из спектакля.

Фото — В. Васильев.

На «Поминальную молитву», не Бог весть какой крутизны драматургическую Джомолунгму, взойти не так уж сложно. Кажется, весь отечественный театр там побывал! Как мог сказать бы сам Тевье, отсылающий себя и нас ежеминутно к Писанию: «И добавят бедняки Всевышнему радости на Синае, самой малой из гор».

Пьеса Григория Горина на протяжении десятилетий беспроигрышно берет зрителя за область сердца с первых реплик и не отпускает эту область до финала. Текст доходчив, метафоричен, репризен. Реплики — словно подскакивающие на горячей сковороде ядрышки фундука. Грустно-весело-грустно-весело. В итоге — щемяще.

Высоколобые на протяжении десятилетий морщатся, вменяют пьесе в вину конъюнктурную отдушку, ну и все прочее, хорошо известное — про схематичность/трафаретность.

Режиссеры, тем не менее, ставят, принимая во внимание (плюс ко всем сугубо творческо-личностным резонам), что практически вся труппа при деле, да и в кассе полна коробушка.

Кто-то из близких сказал: «Только не вспоминай Марка Захарова, неприлично, все человечество его „Поминальную“ знает наизусть». Следую совету. Тем более что отгоняю единственное незабвенное впечатление. С ним и живу в счастливом союзе четверть века. Контекст неведом. Видела, увы, на сцене только ленкомовцев.

Премьерная публика Театра на Литейном живо откликалась на те реплики, в которых просто, безо всякого дополнительного нажатия на ую актерскую педаль, звучало слово «Киев», и бурно реагировала на фразы типа «в Киеве мы добились уже кое-каких прав».

Зал, само собой, переживал и за драматическую, с элементами трагизма, судьбу Тевье-молочника в целом.

Зал остался архидоволен. Более того — ликовал. Он посмотрел нормальный спектакль. Все на этот раз было как у людей. Как принято, знакомо, узнаваемо и не стыдно. Отдохнули культурно.

Сценография Кирилла Пискунова элегантна. На длинном, во всю ширину сцены, выбеленном заборе — старинные фотографические карточки в сепии: групповые русско-еврейские портреты.

Посредине фото лошадь/телега/возница, в глубине — изображение прекрасного дуба, посаженного еще отцом главного героя.

Справа, как по писаному, — живой оркестрик, на протяжении всего действия радующий еврейскими напевами (композитор Николай Морозов).

Смена картин отбивается, как нетрудно догадаться, танцевальными выходами (хореограф Гали Абайдулов). Мужчины, прижимая локти к жилеткам, пляшут со скромной мерой зажигательности нечто еврейское среднестатистическое.

В музыкальной вязи есть, конечно же, и русский мотив: печальная народная песня начинает и закольцовывает спектакль.

В. Кухарешин (Тевье), А. Цыбульский (Урядник).

Фото — В. Васильев.

За строго этнографическое в костюмах Вячеслава Окунева отвечают цицот (кисти, торчащие из-под лапсердаков), кипа, талес, кисуй рош (женский головной убор). Последний, одинаково пошитый всем без исключения дамам, смотрится по-оперному, что странно и нарочито помпезно.

Приглашенный на роль Тевье Валерий Кухарешин прежде всего красив. В каких-то ракурсах что-то библейское проскальзывает в его значительном лице. В зонах молчания (часто с настоящими слезами на глазах) слегка напоминает мудреца, на душе у которого если и не вся, то немалая часть скорби богоизбранного народа.

В остальном же Тевье — мужчина добрый, ординарный, любящий муж и отец, добропорядочный торговец молоком, ведущий беседы с Богом запросто, буднично, как с Перчиком или Федором. Ключи, которыми пользуется Кухарешин, не подводят. Они от большого, надежного навесного замка.

Как говорит в одном из интервью он сам, главное — донести простые, ясные человеческие чувства. Ригельный замок, однако, был бы куда интереснее…

Александр Безруков получает неимоверное удовольствие, играя Менахема. Такое актерское счастье, когда оно настолько очевидно, заряжает автоматически. Его Менахем как бы не вполне человек. Существо, сделанное из сплошного гэга.

То ли мечущаяся птичка, не видящая ни одной для приседания ветки, то ли ртуть, собирать которую — занятие пустое, то ли ящерка снующая. Пластика, оценки, паузы — все точно.

Удача! Про что еще, кроме вечнозеленых раздумий («Как остаться человеком? Как не потерять себя и свое человеческое достоинство в тревожное и непростое время?» — читаем про спектакль на сайте театра), хотел сегодня сообщить режиссер Александр Кузин?

Главной, по крайней мере, для меня стала не история изгнанного за черту оседлости многодетного, овдовевшего еврея, а история оставшегося в Анатовке русского урядника (прекрасная работа Александра Цыбульского). Спектакль, строго говоря, про него, редко вроде как выходящего на авансцену горинского сказа.

Здесь, от первого выхода вечно пьяного деревенского жандарма до последнего рьяного его жеста по земле саблей (чертит в остервенении, куда можно евреям идти жить, а куда — ни-ни), прочитывается настоящая мука мужика, у которого есть все: совесть, честь, ум, сердце. Нет только права что-либо изменить в чудовищном социальном распорядке.

Право есть только на водку…

В указателе спектаклей:

В именном указателе:

Источник: https://xn----7sbbh1acsciho3aw6kyb.xn--p1ai/pominalnaya-molitva-spektakl-teatr-na-litejnom-otzyvy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.